Каталог товаров и услуг
Добавьте свою организацию, товары и услуги в каталог компаний Тамбова.
Подробнее
Сервисы ЖКХ
На нашем портале вы можете найти свою управляющую компанию, отправить в УК показания счетчиков и посмотреть информацию о любом жилом здании города.
Фото рядом
Наблюдайте за публикациями фото в соц. сетях поблизости! Найти нового друга теперь стало проще)
месяц назад

В сентябре тамбовчанам предстоит избрать депутатов Государственной Думы и регионального парламента. Что еще ждет избирателей, как повлияла пандемия на избирательный процесс и какими могут стать выборы в будущем, в эксклюзивном интервью ТК рассказал председатель избирательной комиссии Тамбовской области Андрей Офицеров. - Андрей Сергеевич, пандемия внесла коррективы в том числе в работу избирательной комиссии. Что оказалось самым сложным, и насколько эффективно, на Ваш взгляд, справилась система? - Пандемия действительно стала испытанием не только для избирательной системы. Все сферы нашей жизни в нынешнем году были подчинены COVID-19. Выстраивать свою работу приходилось в непростых эпидемиологических условиях. В этом году, напомню, у нас прошли две глобальные кампании – Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию 1 июля и Единый день голосования 13 сентября. Главная задача, которую ставила перед собой избирательная комиссия, - обеспечить максимально безопасный процесс голосования. Мы должны были выстроить систему таким образом, чтобы минимизировать пересечение людей на избирательных участках, избежать скопления голосующих, не допустить заражения и распространения коронавируса среди членов участковых избирательных комиссий. Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Андрей Сергеевич, пандемия внесла коррективы в том числе в работу избирательной комиссии. Что оказалось самым сложным, и насколько эффективно, на Ваш взгляд, справилась система?

- Пандемия действительно стала испытанием не только для избирательной системы. Все сферы нашей жизни в нынешнем году были подчинены COVID-19. Выстраивать свою работу приходилось в непростых эпидемиологических условиях. В этом году, напомню, у нас прошли две глобальные кампании – Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию 1 июля и Единый день голосования 13 сентября. Главная задача, которую ставила перед собой избирательная комиссия, - обеспечить максимально безопасный процесс голосования. Мы должны были выстроить систему таким образом, чтобы минимизировать пересечение людей на избирательных участках, избежать скопления голосующих, не допустить заражения и распространения коронавируса среди членов участковых избирательных комиссий. Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Пандемия действительно стала испытанием не только для избирательной системы. Все сферы нашей жизни в нынешнем году были подчинены COVID-19. Выстраивать свою работу приходилось в непростых эпидемиологических условиях. В этом году, напомню, у нас прошли две глобальные кампании – Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию 1 июля и Единый день голосования 13 сентября. Главная задача, которую ставила перед собой избирательная комиссия, - обеспечить максимально безопасный процесс голосования. Мы должны были выстроить систему таким образом, чтобы минимизировать пересечение людей на избирательных участках, избежать скопления голосующих, не допустить заражения и распространения коронавируса среди членов участковых избирательных комиссий. Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

В этом году, напомню, у нас прошли две глобальные кампании – Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию 1 июля и Единый день голосования 13 сентября. Главная задача, которую ставила перед собой избирательная комиссия, - обеспечить максимально безопасный процесс голосования. Мы должны были выстроить систему таким образом, чтобы минимизировать пересечение людей на избирательных участках, избежать скопления голосующих, не допустить заражения и распространения коронавируса среди членов участковых избирательных комиссий. Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

В этом году, напомню, у нас прошли две глобальные кампании – Общероссийское голосование по поправкам в Конституцию 1 июля и Единый день голосования 13 сентября. Главная задача, которую ставила перед собой избирательная комиссия, - обеспечить максимально безопасный процесс голосования. Мы должны были выстроить систему таким образом, чтобы минимизировать пересечение людей на избирательных участках, избежать скопления голосующих, не допустить заражения и распространения коронавируса среди членов участковых избирательных комиссий. Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Проблема, как и у всего нового, состояла в том, что избирательной системе пришлось решать задачи, ей не свойственные. Например, оснащение средствами индивидуальной защиты членов участковых избирательных комиссий, непосредственно избирателей и участников голосования. Следует отдать должное и выразить слова благодарности администрации Тамбовской области, которая оказала большую поддержку избирательной системе, благодаря чему удалось сработать оперативно и грамотно. Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Непосредственно избирательной комиссии приходилось выполнять свои функции не только в плане административной работы, но и физической. Весь аппарат избиркома распределял средства индивидуальной защиты, которые впоследствии передавали в территориальные избирательные комиссии и уже от них развозили в УИК. Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Сложность была в первую очередь в организации всего процесса. Но, на мой взгляд, избирательная система совместно с органами исполнительной власти во главе с администрацией Тамбовской области – все мы - с этой задачей справились. Стоит отметить (и для нас это очень важный показатель), что после Общероссийского голосования всплеска заболеваемости не случилось. Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Что касается Единого дня голосования, то здесь мы пошли по накатанной системе. Взяли на себя закупку средств индивидуальной защиты, и уже партии распределялись не силами аппарата, а доставлялись поставщиками непосредственно на места. Обеспечение средствами индивидуальной защиты на сентябрьских выборах прошло на том же уровне, что и на Общероссийском голосовании. - Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Главные герои что Общероссийского голосования, что сентябрьских выборов – члены участковых избирательных комиссий. Многодневное голосование, непосредственно работа с избирателями, и все это в условиях пандемии… - Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Действительно, иначе как героической их работу не назвать. Работать с людьми всегда тяжело. Тем более что работа в такой сложный для нашей страны период накладывает дополнительную ответственность. Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Если вспомнить Общероссийское голосование, то для членов избирательных комиссий эта неделя оказалась очень напряженной. Тут была работа в средствах индивидуальной защиты, различные формы голосования. Особенность состояла в том, что избирательные участки работали не только в стационарном режиме. Осуществлялся выезд на придомовые территории, было организовано голосование в населенных пунктах, где отсутствуют помещения для голосования. Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Общероссийское голосование стало большим испытанием для системы участковых избирательных комиссий, территориальных комиссий, на плечи которых легла логистика по всем формам голосования. Были поставлены серьезные задачи, с которыми люди справились. И для меня как для руководителя избирательной комиссии области это элемент гордости. Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Хочется выразить большую признательность председателям участковых избирательных комиссий, членам УИК, которые непосредственно взаимодействовали с избирателями, были на передовой. При этом с нас никто не снимал задачи по информированию избирателей, взаимодействие с которыми ограничивалось в связи с действующими эпидемиологическими мерами. Но работа была проделана большая, результат достигнут. - Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Впервые в нынешнем году были использованы новые формы голосования, включая придомовые. Доказали ли они свою эффективность? - Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Безусловно. Одно из новшеств нынешнего года – организация многодневного голосования. Напомню, Общероссийское голосование проходило в течение недели, сентябрьские выборы - в течение трех дней. Избиратели оценили такую форму. Появилась возможность прийти на избирательный участок в любое удобное время. В эти же дни члены участковых комиссий обеспечивали голосование на дому. Раньше, когда голосование проходило в один день, члены УИК просто не успевали реализовывать все заявки, из-за чего мы получали нарекания. В этом году их не было. Это большой плюс. Члены УИК дошли до каждого избирателя, кто изъявил желание проголосовать на дому. Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Еще одна новая форма – голосование на придомовых участках и отдаленных сельских местностях. Разумеется, для избирателей удобна такая форма. Не нужно идти на участок для голосования, члены участковых избирательных комиссий сами приезжают во дворы. Мы учимся работать в такой форме, и те шишки, которые набили в ходе общероссийского голосования, были учтены в последующем. В единый день голосования мы уже понимали, с чем можем столкнуться. Центральная избирательная комиссия, понимая это, скорректировала порядок и требования к организации такого голосования. - Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Придомовое голосование можно организовать на любой дворовой территории? Или должны быть соблюдены какие-то условия, как минимум, наличие лавочек и столов? - Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

- Прийти можно на любую территорию. Другой вопрос, есть ли смысл организовывать подобное голосование ради, условно, пяти голосов… Все-таки выбор был в пользу более крупных дворов. Причем не только городских. Такая форма голосования практиковалась и в сельских территориях. Она внесла значительный вклад в общую копилку явки на голосование. Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Молодежной избирательной комиссии много интересных идей. Гибкость мышления ребят позволяет находить нестандартные выходы из различных ситуаций. Как пример, во время пандемии существует определенная сложность в вопросе информирования избирателей. Молодежный избирком запустил на территории области информационные киоски. Проектов, действительно, много. Непосредственно в единый день голосования 13 сентября Молодежная избирательная комиссия организовала Фестиваль воздушных змеев. Что нам дает работа с молодежью? Во-первых, это эффект от реализации молодежных проектов. Если мы будем выдавать только паркетные сюжеты, это будет скучно, уныло и непригодно к употреблению. Когда мы приглашаем молодежь принять участие в квизах, акциях, проектах, это не только формирует азарт. Современным молодым людям важно быть умными и подвижными, они онлайн фактически двадцать четыре часа, и если мы не будем доносить до них важность избирательных процессов, то уже очень скоро мы увидим пустые избирательные участки. Именно поэтому ЦИК России ищет новые формы для голосования, в том числе внедряя ДЭГ. - У противников выборов есть аргумент: «Зачем голосовать, если за нас все решили». Назовите хотя бы несколько причин, почему избирателю следует прийти на участок для голосования. - Мне кажется, мы уходим от этой истории. Она громко звучала лет пять назад. Тогда фраза «зачем идти на выборы, если все решено» была массовым электоральным заболеванием. Сейчас избиратель понимает, что от него много зависит. Итак, почему нужно ходить на выборы? Первый постулат, который я для себя сформулировал, когда еще только начинал заниматься избирательной системой профессионально, заключается в следующем. В Конституции Российской Федерации прописано, что единственным источником власти в нашей стране является народ. На мой взгляд, участие в выборах – это больше моральная обязанность гражданина. Как только он перестает приходить на выборы, он перестает быть источником власти. Соответственно, власть будет принадлежать тем, кто голосует. Это первая причина. Второй момент. Легче всего критиковать. Причем проще это делать, когда не знаешь, как работает механизм. У нас была такая практика по электоральной журналистике, когда мы предлагали представителям СМИ в игровой форме побывать в роли членов избирательных комиссий. Было достаточно пятнадцати минут для понимания того, что это далеко не простая работа. На выборы нужно приходить для того, чтобы понимать процесс и не говорить голословно, что меня обманули. Вы приходите на участок для голосования, расписываетесь за бюллетень, идете в кабину для голосования, делаете свой выбор. Как вы проголосовали – не узнает никто. Другой вопрос, что любой выбор человека достоин уважения. И не всегда наш выбор совпадает с мнением большинства. Мифов и легенд об избирательной системе ходит очень много, и чтобы понять, что эти мифы и легенды – большая аллегория, нужно просто самому прийти на участок. - Андрей Сергеевич, следите ли Вы за выборами в других регионах и странах? - Конечно, мне интересно. Почти каждое воскресенье в каком-либо субъекте Российской Федерации проходят выборы. На сайте ЦИК России публикуются результаты и явка, и я слежу за этими данными. Общаюсь со многими коллегами из других регионов, обсуждаем проблемы, которые возникают при организации и региональных, и местных выборов. Казалось бы, от Камчатки до Калининграда избиратели разные, но проблемы возникают одни и те же. Большой интерес вызывают выборы за рубежом. Причем на какие-то электоральные процессы в принципе нельзя не обратить внимания, как минимум из-за соседства с нашей страной. Во многих странах бывшего СССР я был в качестве международного наблюдателя: это Киргизия, Казахстан, Азербайджан, Армения, Белоруссия и так далее. Очень интересный для меня опыт. Сейчас в этих странах я вижу реакцию некого представительства гражданского общества на итоги выборов. Кто-то говорит о подготовке «оранжевых революций». Хотя мы понимаем, что гражданское общество в той же Белоруссии и Грузии – два принципиально разных явления, общие лекала реакции людей прослеживаются. Мне интересны выборы в Европе и США. Многие эксперты говорят, что это образцовые демократии. При этом мне известно, что в восемнадцати штатах США на президентские выборы не были допущены международные наблюдатели. Если проводить сравнения с нашей страной, то комиссия ОБСЕ неоднократно посещала субъекты РФ во время федеральных избирательных кампаний. К тому же итоги выборов по штатам до сих пор неизвестны… Об этом нужно говорить и обсуждать все это с общественностью. Поэтому, конечно, мне интересны выборы в других странах, как минимум, с позиции сравнения подходов к организации голосования. - И в завершение: какими Вы видите идеальные выборы? - На мой взгляд, в идеальных выборах минимизирована роль человека. Например, возвращаясь к теме, обсуждаемой выше, когда сто процентов избирателей голосуют дистанционно и одной избирательной комиссии остается лишь подвести итоги. Но для этого должна быть абсолютно прозрачная система голосования при максимальной конкуренции политических сил. - Спасибо.

Проголосовать смогли и жители отдаленных территорий. При этом муниципалитеты по-разному подошли к решению этого вопроса. Где-то был организован подвоз избирателей из отдаленных сел и деревень к местам для голосования, в некоторые населенные пункты члены избирательных участковых комиссий выезжали сами. Причем требования к организации голосования в местах, где нет помещения для голосования, такие же, как к привычному стационарному формату. - И общероссийское голосование по поправкам в Конституцию, и сентябрьские выборы впервые проходили в несколько дней. Избиратели оценили удобство, но для членов участковых комиссий это оказалось напряженной работой. Очевидно, что это было сделано в условиях пандемии. Есть ли, действительно, необходимость все выборы проводить по такой системе? - Это зависит от уровня выборов. Если мы ведем речь о выборах на местах, будь то избрание главы сельского совета или представительного органа сельского поселения, то, конечно, смысла в трехдневном голосовании нет. Если говорить о крупных кампаниях, где заявлено большое количество избирателей, я думаю, имеет смысл растянуть голосование на несколько дней. Рассматривая работу участковых избирательных комиссий, которую мы, собственно говоря, и выстраиваем, следует отметить, что разрабатывается график дежурств как для выездов, так и для стационарной работы. При грамотной логистике, грамотном распределении сил нагрузка на членов УИК распределяется на все дни голосования. Дополнительные сложности возникают для сотрудников полиции. Но хочу подчеркнуть: слаженная работа избирательной комиссии и управления МВД России по Тамбовской области позволила провести и Общероссийское голосование, и сентябрьские выборы на высоком уровне, не допустить чрезвычайных ситуаций. На избирательных участках была обеспечена охрана общественного порядка. Нарушений избирательного законодательства зарегистрировано не было. - Сентябрьские выборы – одно из знаковых политических событий уходящего года. Чем лично для Вас запомнилось это голосование? - Одинаковых избирательных кампаний не бывает, даже если повторяется конфигурация. Для меня это вторые выборы главы администрации Тамбовской области, но проходили они в совершенно новых условиях. Тем не менее больших сложностей в плане организации не было. Напомню, из шести заявленных кандидатов было зарегистрировано пять. Один кандидат не представил документы на регистрацию, позже написал заявление, что он отказывается участвовать в выборах. Такое бесконфликтное начало, а также ответственное отношение политических партий к ситуации с пандемией позволило нам провести эту избирательную кампанию очень корректно. Что касается местных выборов, то они были полномасштабными. Были избраны представительные органы власти во всех городах, включая областной центр. Представительный орган власти местного уровня - самый приближенный к жителям, поэтому интересантов оказалось очень много. Возникали сложности и конфликтные ситуации, но все они разрешались в русле правового поля. - Избиратели всегда ждут честных выборов. И с каждым годом избирательная система предлагает все больше технических «новинок», позволяющих сделать голосование максимально прозрачным. Что нового привнесли в этом году, и что ожидаете на предстоящих выборах в Государственную Думу? - Я себя не отделяю в этом плане от всех избирателей и как обладатель активного избирательного права тоже жду честных выборов. Более того, прикладываю усилия, чтобы они и были таковыми. Не раз многодневное голосование подвергалось и сейчас подвергается критике. Поэтому для профилактики рисков, связанных с многодневным голосованием, были предприняты дополнительные меры безопасности. Впервые в этом году применялись сейф-пакеты, куда помещались избирательные бюллетени после каждого дня голосования. Вскрыть сейф-пакет, не повредив целостность упаковки, просто невозможно. На каждом из них ставились подписи не только членов участковых избирательных комиссий, но и наблюдателей. Использование сейф-пакетов, по крайней мере, мне как специалисту в данной области, дает уверенность в том, что фальсификация невозможна. Поменять или дополнить эти бюллетени – лично для меня это фантастические рассказы. В этом году мы продолжили практику видеонаблюдения. Шестьдесят шесть участков были оборудованы комплексами обработки избирательных бюллетеней. К сожалению, КОИБы могут работать только один день, непосредственно в единый день голосования. Бюллетени проголосовавших в предыдущие дни голосования в присутствии наблюдателей также опускались в КОИБы. Что касается других форм обеспечения прозрачных выборов, в этом году не было ни одной жалобы в допуске к фото или видеосъемке или ущемлении прав наблюдателей. Задача снимающих - только предупредить членов избирательных комиссий и председателей об этом. Немного статистики: на сентябрьских выборах на избирательных участках осуществляли наблюдение 4483 представителя кандидатов и политических партий, избирательной комиссией Тамбовской области было аккредитовано 114 журналистов из 31 средства массовой информации. Как итог: мы обеспечили гласность процесса при минимальном нарекании к работе избирательных комиссий. - К слову, о грядущем голосовании. Что ждет избирателей в 2021 году? - Следующий год будет непростым, очень интересным в контексте политических событий. Нас ждут выборы депутатов Государственной Думы и главного представительного органа региона – Тамбовской областной Думы. Избирательную кампанию такой же конфигурации мы проходили в 2016 году. Плюс ко всему предстоят местные избирательные кампании и дополнительные выборы в Тамбовскую городскую Думу. В организационном плане этот процесс будет непростым. Опять же мы не понимаем, как будет вести себя COVID-19 и как на его фоне поведут себя люди. Радует только то, что все избирательные кампании будущего года будут проходить в одни сроки. Непосредственно сам день голосования – третье воскресенье сентября. При всех грядущих трудностях выборы следующего года обещают быть интересными. По сути, мы находится в переходном этапе между новой и старой Конституцией. Каких-то глобальных изменений по поводу формирования нового состава Думы нет, но существуют обновленные реалии, в том числе политические. Выстраиваются новые партийные конфигурации. И мне кажется, что к началу лета мы подойдем к пику активных действий политических партий. Прогнозируется большой интерес к одномандатным избирательным округам в Государственную Думу. - На федеральном уровне все чаще звучат разговоры о внедрении дистанционной формы голосования. Насколько, на Ваш взгляд, избирательная система готова к таким новациям? - Дистанционная система голосования в качестве эксперимента бала апробирована еще на выборах в Мосгордуму в 2019 году. В этом году на Общероссийском голосовании к эксперименту подключился Нижний Новгород, в единый день голосования в сентябре – Курск и Ярославль. Уверен, в сентябре 2021 года эксперимент будет продолжен. Сложно говорить о том, сколько и какие регионы присоединятся к процессу. Это решение принимает ЦИК. На мой взгляд, избирательная система должна развивать дистанционное электронное голосование (ДЭГ). Но вводить его стоит аккуратно. Во всяком случае, на данном этапе развития избирательной системы дистанционное голосование должно быть некой альтернативой традиционных выборов. То есть при использовании такого формата у избирателей все равно должна быть возможность прийти на участок для голосования. - Что представляет собой дистанционное голосование? Как при этом соблюдается тайна голосования? - Дистанционное голосование осуществляется через портал госуслуг. Отдать свой голос можно только с подтвержденной учетной записью. Тайна голосования обеспечивается в разных сферах технологией блокчейн. Голос избирателя попадает в общую копилку голосов. Понять, где чей голос, просто невозможно. Технически процедура будет совершенствоваться. И когда заказчик поймет, что есть стопроцентная уверенность в том, что во время голосования эти данные не подлежат корректировке, такая система может быть внедрена в рамках федеральных избирательных кампаний. Пока проходят эксперименты с участием разных регионов именно для того, чтобы выявить сложности и системные ошибки. - Поговорим о молодежи. Молодежная избирательная комиссия действует уже не один год. Проекты становятся масштабнее и интереснее. Каждую ли молодежную инициативу Вы поддерживаете? - Начнем с того, что не каждая инициатива молодых людей нуждается в моей поддержке. Ребята абсолютно самостоятельно работают, иногда я из соцсетей узнаю о новой акции или проекте. У Мо